Пена когда-нибудь да осядет

Previous Entry Share Next Entry
Выпускники Академии Генерального штаба на службе в РККА в Гражданскую.
Устал
pennik


Предыдущий пост вызвал интерес не только у читателей, интересующихся исторической тематикой, но и профессиональных историков. Поэтому я решил вернуться к теме и более подробно остановиться на вопросах службы выпускников Академии Генерального штаба (АГШ) в РККА. Выложу имеющиеся у меня наработки и выскажу своё мнение по теме.

ВВЕДЕНИЕ

На мой взгляд, главными вопросами данной темы являются:

1. Почему выпускники АГШ пошли на службу в РККА?
2. Что они там получили?
3. Что в ответ получили красные и РККА?
4. Почему подобное не удалось белым?
5. В какой мере каток 1937-38 года прошелся по ним и почему?

Ответы на данные вопросы очень подробно рассмотрены в фундаментальных работах А.В. Ганина и В.В. Каминского [1,2]. Научная и политическая ценность этих работ заключается в том, что, на мой взляд, в них достаточно объективно рассмотрено сложное время Гражданской войны в России.

Научную оценку их трудов дадут коллеги-историки. Я отмечу социально-политическую составляющую.

Во-первых, в работах показан высочайший уровень знаний и практического опыта дореволюционных военных специалистов АГШ, их оценка строго по делам, а не по словам, их патриотизм и любовь к Родине.

Во-вторых, в работах отмечается уважительное отношение к красным (в том числе и к Троцкому), как заинтересованных в их качествах практиков. Как интеллектуалы, они увидели ту силу, которая способна вывести страну из хаоса Гражданской.

В-третьих, красные с удовлетворением приняли выпускников АГШ на службу в РККА, заботились о них, и выпускники отплатили в полной мере. Победа в Гражданской — это и их победа. И не просто военная, а победа политическая, социальная, идейная.

Таким образом, с политической точки зрения красные «подобрали» военную элиту из развалившегося государства, поместили в новую матрицу и выстроили с их помощью новую Империю. Уже Советскую.

Анализ указанных выше книг, позволил построить ментальную карту, которая поможет сформулировать ответы на заданные в начале вопросы и кому-то может пригодится.

Выпускники академии Генерального штаба в РККА

Ментальная карта «Служба выпускников АГШ в РККА»

1. Почему выпускники АГШ пошли на службу в РККА?

Важнейшим фактором, благодаря которому внутренний статус «лиц Генштаба» в РККА восстановился достаточно быстро, легко и безболезненно с 1918 года, стала абсолютная добровольность «перехода» выпускников АГШ на службу к красным, так и самой этой службы на различных этапах периода с конца 1917 — до конца 1919 гг. Столь категоричное понятие, как «абсолютная добровольность» не случайно.

Сколько же выпускников АГШ и офицеров, служивших в Генеральном штабе, было в списках в октябре 1917 года? По оценке Каминского В.В. в АГШ обучалось 5511 офицеров. У разных авторов оно различно, прежде всего, потому, что сами они указывают численность офицеров Генштаба применительно к разным периодам 1917 г. Так, Л. Спирин полагает, что «к осени 1917 г. в старой армии было около 1350 офицеров Генштаба», а к началу 1918 г. «численность генштабистов составила около 1450 человек». По данным А. Г. Кавтарадзе, на 25 октября — конец ноября 1917 г. численность офицеров Генштаба, колебалась от 1494 до 1454 человек. В то же время, Г. Эйхе считал, что «к концу 1917 г.» насчитывалось 1600 офицеров «службы Генштаба». Различная трактовка численности офицеров Генштаба к концу 1917 г. может также зависеть от учёта или нет еще 709 обер- и штаб-офицеров, обучавшихся или закончивших к концу 1917 — лету 1918 гг. ускоренные курсы АГШ.

1.1 Добровольность перехода на службу РККА

С одной стороны, практически каждый из «специалистов Генштаба» поступал на военную службу в РККА и продолжал далее служить новому строю фактически абсолютно добровольно. Полное проявление «добровольности», в свою очередь, было обусловлено традиционным стилем жизни русского офицерства вообще, а офицерства Генштаба («каста внутри касты»), в особенности.

Начиная, по крайней мере, со второй половины XIX в. и включая 1917-1920 гг., стиль жизни офицера русского Генштаба предпологал явное предпочтение служебно-профессиональных ценностей перед всеми иными (а в особенности, политическими). Не случайно, поэтому в письмах, прошениях, рапортах, пожеланиях и прочей корреспонденции, направляемой "генштабистами" в адрес высшего военного руководства весной – летом 1918 г., содержатся запросы, предполагавшие сохранение, прежде всего служебного статуса по Генштабу.

Коль скоро руководство крастных прилагало максимум усилий, чтобы удовлетворить подобные запросы, а «лица Генштаба» с замещением в РККА служебных должностей по Генштабу сразу же получали «красноармейские пайки» и различного рода надбавки, то вполне резонно будет полагать, что с момента вступления в указанную должность «запросы» «генштабистов» действительно удовлетворялись. Таким образом, выпускники АГШ, служившие в РККА на разных этапах периода 1918-1919 гг., должны были быть вполне довольны приобретённым ими служебным и материальным статусом (насколько можно было быть довольными, находясь на государственной службе в голодной стране). Поэтому и служба в РККА для подавляющего большинства из указанных «лиц» к концу 1918 — лету 1919 гг. стала практически «абсолютно приемлемой».

1.2 Быстрое восстановление служебного и материального статуса «специалистов Генштаба»

Существенным фактором, подтверждающим наше предположение об «абсолютной приемлемости» службы в РККА для 703-х «специалистов Генштаба», стало очень быстрое восстановление их служебного и материального статуса в Красной Армии. Этим, в известной степени, может быть объяснена чрезвычайно легкая «приспособляемость» различных категорий «лиц Генштаба» к Советской власти в конце 1917 г. — летом 1918 г. Остановимся на этих категориях подробнее (Таблица 1).

Таблица 1. Категории «лиц Генштаба», перешедшие на службу в РРКА


категории
Наименование Период Количество
лиц
1 служащие ГУГШ (ВГШ) конец 1917 г. — начало 1918 г. 46
2 служащие Ставки Главковерха начало марта 1918 г. 32
3 служащие отрядов СУОЗ и ЗУОЗ лето 1918 г. 253
4 служащие 6-ти военных округов РККА осень 1918 — лето 1919 гг. 330
5 служащие на Восточном и Южном фронтах различные этапы 1918-1919 гг. 212
ИТОГО 873


Первыми, чей статус фактически не был затронут разрушительными событиями 1917 г., а в 1918-1919 гг. еще более укрепился, были служащие ГУГШ (ВГШ): к концу 1917 г. — началу 1918 г. из 46 офицеров Генштаба, находившихся на службе в этом Управлении на момент 25-26 октября 1917 г., 32 остались после переформирования на своих прежних должностях, занимались проблемами реорганизации армии.

Второй категорией «генштабистов», правда, официально отставшей от ГУГШ в «приспособляемости» к ленинскому режиму на 4 месяца, стали служащие Ставки Главковерха «добольшевистской» армии, преобразованной в начале марта 1918 г. в Высший военный совет (ВВС) красных, который был организован вскоре после подписания Брестского мира. По декрету Совнаркома от 4 марта упразднялись Ставка и должность верховного главнокомандующего и началось расформирование всех штабов и армий. Работа по созданию новой армии была возложена на Высший Военный Совет во главе с военным руководителем тов. Бонч-Бруевичем и двумя комиссарами Прошьяном и Шутко. В последнем к началу осени 1918 г. служило 32 «специалиста Генштаба».

Третьей категорией «лиц Генштаба», которые достаточно легко восприняли новый режим, и приняли предложение служить, стали 253 служащих отрядов Завесы (оперативное объединение Красной Армии в 1918 г., послужившее основой для развертывания ряда армий и фронтов), занявшие к лету 1918 г. различные строевые, штабные и военно-административные должности.

Четвертой категорией «спецов Генштаба», чей служебный статус вполне «безболезненно» восстановился в РККА к осени 1918 — лету 1919 гг., стали 330 служащих шести военных округов РККА.

Пятой категорией были 212 «специалистов Генштаба», служивших на различных этапах 1918-1919 гг. на двух главных фронтах гражданской войны: Восточном и Южном.

1.3 Передвижение по служебной лестнице на службе в РККА

Важнейшим показателем практически абсолютной приемлемости и «добровольности» службы в РККА для «генштабистов» стал тот факт, что больше половины, летом 1918 г. — на различных этапах 1919 г. вполне добровольно переходили из учреждений «центрального» Высшего административного аппарата в штабы участков Завесы, а оттуда — в штабы Восточного и Южного фронтов. Указанный процесс мог направиться и в обратную сторону: прослужив определенный срок во фронтовом штабе, тот или иной «специалист Генштаба» попадал на службу в учреждения «центрального» аппарата РККА. Такие «переходы» для «лиц Генштаба» оказались фактически «безболезненным» в силу целого ряда причин.

Во-первых, из-за действия фактора «смещения важности фронтов» геополитическая карта Европейской России к осени 1918 г. как бы «повернулась на 180°», и главными фронтами вплоть до конца 1919 — весны 1920 гг. стали Восточный и Южный, тогда как Северный и Западный превратились во второстепенные. Как следствие, многие десятки «лиц Генштаба», служившие в штабах «провинциальных» округов на разных этапах 1918-1919 гг., стали непосредственными участниками строительства боевых частей на территории 6-ти важнейших военных округов РККА, руководителями этих частей, или, по крайней мере, служащими их штабов. Причём, многие из «генштабистов», служивших в военно-окружных штабах к осени 1918 г. — середине 1919 г. становились ответственными служащими фронтовых штабов. И если работники штабов ПриволжВО, УралВО и ЯросВО обычно пополняли собой «генштабистский» персонал штабов «красного» Востфронта, то «лица Генштаба», служившие в штабах ОрлоВО и СКВО выполняли аналогичную миссию применительно к Южфронту РККА. Говоря о служебной занятости «генштабистов» в штабах двух главных фронтов русской гражданской войны следует учитывать как тех, кто служил непосредственно во фронтовых штабах, так и тех, кто сначала нёс службу в «провинциальных» округах, а затем «перешёл» на службу в штабы Восточного и Южного фронтов.

Образно говоря, к тому, кто не «успел» приехать на Восточный и Южный фронты по командировочным предписаниям РККА осенью 1918 г., эти фронты к лету — осени 1919 г. как бы «пришли» сами и «закружили» их в «круговороте» гражданского конфликта. Подобное случилось со служащими ПриволжВО и УралВО во время наступления белочехов, войск Комуча и Уфимской Директории (лето — осень 1918 г.) и Колчака зимой 1918 — весной 1919 гг. Но в особенной мере сказанное применимо к служащим штабов ОрлоВО, территория которого к лету 1919 г. стала фактически тылом Южфронта РККА, а осенью — ареной решающих боев с деникинскими ВСЮР.

Во-вторых, весьма важно отметить, что «лица Генштаба» собственный «переход» из штабов Завесы во фронтовые штабы осенью 1918 — на протяжении 1919 гг. рассматривали не как участие в гражданском конфликте, а как возможность собственного дальнейшего карьерного продвижения. Десятки «генштабистов» начали свою служебную карьеру в РККА весной — летом 1918 г. в штабах Завесы, а затем осенью 1918 г. — на протяжении 1919 г. благополучно её продолжили на двух главных фронтах гражданской войны — Восточном и Южном. Важно отметить, что придя во фронтовые штабы, эти «генштабисты» уже «имели за спиной» не только окончание самой престижной военной академии России и служебный стаж в «добольшевистской» армии, но и опыт военно-организационной работы в РККА. Этот последний опыт как бы сразу «играл двойную роль»: с одной стороны, самим «генштабистам» он облегчал дальнейшее карьерное продвижение во фронтовых штабах РККА; с другой стороны, явно был полезен РККА, поскольку способствовал не только быстрому становлению важнейших фронтовых служб и их эффективному функционированию, но и, что было особенно важно, — оперативному формированию боевых дивизий РККА и их быстрому вступлению в решающие сражения Восточного и Южного фронтов.

1.4 Малое количество «переходов» «лиц Генштаба» из РККА в «белый» лагерь

Практически «абсолютная приемлемость» военной службы «на благо» Советской власти может быть подтверждена наличием весьма малого количества «переходов» «лиц Генштаба» из РККА в «белый» лагерь. Благодаря состоявшемуся служебному статусу, получившему своё выражение, прежде всего, в самых высоких в РККА денежных окладах, выдаче «красноармейских пайков», которые были одни из самых высоких, и престижных должностях, «переходы» «лиц Генштаба» из РККА в «белый» лагерь в 1918-1919 гг., были скорее исключением, нежели правилом.

Всего на различных этапах периода с лета 1918 – до лета 1919 гг. «генштабисты» «покидали» РККА в силу случайного стечения обстоятельств, главным образом, из-за стремительного наступления чехов весной — летом 1918 г. по просторам Сибири, Поволжья и Урала. В итоге, остаётся всего порядка двух десятков случаев так называемых «частных переходов» «лиц Генштаба» из РККА в «белый лагерь» на Востоке и Юге России, которые можно считать несущественными.


Командующий Восточным фронтом Вациетис с адъютантом. Август 1918 года.

Поэтому вполне можно согласиться с Главкомом Вацетисом, который в докладе № 17 за 18 апреля 1919 г. Ленину писал: «Упрёки в продажности, упрёки в контрреволюционности, упрёки в саботаже сыплются со всех сторон, между тем, могу свидетельствовать, что бывшие офицеры Генштаба, состоящие ныне на службе у Советской Республики, такого несправедливого отношения к себе не заслуживают. Отношение лиц генштаба к Советской власти вполне лояльное.» [2]

1.5 Сохранение должностей «лиц Генштаба» в РККА

Практически абсолютная приемлемость службы в РККА для абсолютного большинства выпускников была существенно укреплена тем фактом, что «лица Генштаба» заняли в РККА фактически те же должности, которые они занимали в «добольшевистской» армии.

Действительно, обер- и штаб-офицеры занимали младшие и старшие штабные должности во фронтовых, армейских, корпусных и дивизионных штабах. Аналогично и в РККА, начиная с весны 1918 — на протяжении 1919 гг. те же обер- и штаб- офицеры занимали сходные должности в штабах управлений «центрального» ВАА, участков Завесы и военных округов, а иногда — в штабах армий и фронтов и даже при Главкоме всеми вооруженными силами. В «добольшевистской» армии в Генштабе штаб-офицеры заведовали важными отделами и отделениями в УПВОСО, ГУГШ, или при Ставке Главковерха. Они же и в РККА в 1918-1919 гг. занимали сходные должности в ГУГШ (ВГШ), ВВС.

В «добольшевистской» армии генералы , окончившие АГШ, заседали в Главном Военном Совете или состояли в распоряжении Военмина. В РККА 1918-1919 гг. те же генералы заседали в различных учреждениях «центрального» высшего административного аппарата; они заведовали этими учреждениями или отделами и управлениями, входившими в состав указанных учреждений. Генералы могли также находиться в распоряжении Начальника Генштаба, ВГШ, Главкома и т. д. И мы не увидим в РККА 1918-1919 гг. такого явления, чтобы генералы находились на каких-либо младших штабных должностях. Если же им доводилось оказаться на фронте, то и там генералы занимали должности не ниже Наштарм, Наштафронт, хотя официально командовать армиями в Советском государстве должны были непременно члены РКП(б), многие из которых были неграмотными (или полуграмотными) в военном отношении людьми.

1.6 Служебный и профессиональный рост «лиц Генштаба» в РККА

В РККА 1918-1919 гг. можно видеть очевидное повышение статуса служивших в ней «лиц Генштаба». Так, в «добольшевистской» армии штаб-офицеры фронтами и армиями не командовали, а в РККА командовали. Мало того, в РККА бывало, что армиями командовали даже обер-офицеры. Однако следует иметь в виду, что вышеуказанные штаб- и обер- офицеры получали высшие командные должности, как правило, после определенного периода строевой или штабной работы в «добольшевистской» армии, а также в отрядах Завесы или в учреждениях Военно-административного аппарата РККА. Анализ служебной занятости «лиц Генштаба» в РККА в 1918-1919 гг. показывает, что повышение служебного статуса могло быть и не раз имело место, тогда как его понижение наблюдалось крайне редко.

Таким образом, ситуация в конце 1917 – начале 1918 годов подталкивала выпускников АГШ в РККА. Это был добровольный переход, который позволял быстро восстановить служебный и материальный статус «специалистов Генштаба» с сохранением должностного уровня или, даже, обеспечить служебный и профессиональный рост.

Список литературы:

1. Ганин А.В. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны. 1917–1922 гг.: Справочные материалы. — М.: Русский путь, 2009.
2. Каминский В.В. Выпускники Николаевской Академии Генерального Штаба на службе в Красной Армии. — М.: Алетейя, 2011.

Ментальная карта, mmap v.14.3, zip, 35k

Предыдущий пост


  • 1

Список предателей

Интересно было бы узнать: кто из известных генштабистов гражданской войны всё-таки переметнулся к белому движению?

Re: Список предателей

Понятие "известных" очень расплывчатое. Более того, генштабисты работали преимущественно в штабах. Командиры выдвигались по другим критериям.

Самым известным является полковник Носович. Он популярный апологет белого движения. Современные белые авторы считают, что был изначально почти шпионом. На самом деле, бегство было из-за неудволетворенности служебным положением в РККА.

Другие перебезчики более-менее известные или статусные(см [1, с.193-214]):

генерал-лейтенант Болховитинов - искал свою семью, до побега в августе 1918 был уволен из РККА "по болезни", нашел семью в Екатериндаре

генерал-лейтенанты Архангельский и Стогов - были неудовлетворёны положение (были смещёны с понижением).

А также группы (десяток человек), которые были стремительно захвачены:

штаб ПриволжВО на сторону Комуча;

слушатели и преподаватели Академии ГШ, находившейся в Казани (начальник Андогский) были захвачены белочехами.


Re: Список предателей

А по Московскому ВО есть известные имена?
Или, если укрупнить, по северо-западному ВО?

Re: Список предателей

А северо-Запад вообще был тих. Финам воевать не хотелось - они получили независимость. На севере - партизаны и бои местного значения.

Московский округ - это преимущественно центральный аппарат. Известных нет.

То, что генштабисты пошли служить в РККА, говорит только об одном: Родина важнее чем личные идеологические взгляды. Вот допустим ваш ребенок хочет играть на скрипке и у него это здорово получается, а вы вот мечтали о том, чтобы он стал, условно, военным и продолжил династию. Если вы ребенка любите по-настоящему, то вы ему все за и против объясните, а он сам сделает свой выбор. А если личные амбиции зашкаливают, то можно принудить к тому, что вам кажется правильным.
Генштаб прекрасно понимал в каком состоянии находится и армия и общество, и то что принесли большевики, несмотря на все издержки, было лучшим из возможных вариантов. Я думаю, штабисты не жалели о своем выборе.

Совершенно точно.

Учились в АГШ: Деникин, Врангель, Каппель, Бруслов, Бонч-Бруевич (брат), Шапошников, Каменев и др.

Не учились: Колчак, Юденич, Краснов и др.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%92%D1%8B%D0%BF%D1%83%D1%81%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%B0%D0%BA%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D0%B8 - подробнее в выпускниках

Edited at 2015-01-24 01:32 pm (UTC)

Теперь ждём продолжения о их судьбах после окончания Гражданской.

Вот бы примерчик диалога какого-нибудь генерала с красным комиссаром. Чтобы понять о чём говорили при переходе в РККА.

Можно такую фразу:

А. Синегуб, командир роты юнкеров в ночь 25–26 октября 1917 г. так описал услышанный им разговор офицеров ГУГШ: «...мы подошли и, случайно остановившись около группы из Генерального Штаба, услышали восторги по адресу Смольного: “Они без нас, конечно, не могут обойтись!.. там видно головы, что знают вещам цену”, — говорил один... “Да, это не Керенского отношение к делу!..” — глубокомысленно подхватил другой». Из [1].

Очень интересно. Спасибо.

прочёл с удовольствием, жажду продолжения

ЗЫ: а про дело "Весна" 1930 г. будет ?

в планах есть

  • 1
?

Log in

No account? Create an account